Как найти няню?

Не так давно мы хотели найти няню. Объявление, которое мы дали в “Из рук в руки”, гласило: “Ищу няню к девочке четырех лет. Полный рабочий день, пятидневка. Оплата – 1,5 доллара в час”. Теперь, когда все больше родителей готовы платить за свои спокойствие и уверенность в благополучии ребенка, профессия няни становится все более массовой. Уже можно говорить о няне как о социальном явлении, нужно только помнить, что она может быть как социальным благом, так и социальным злом.
1,5 доллара в час – это немного по московским меркам. Однако на следующий день после выхода объявления мы уже назначили десяток собеседований. “Да ты все равно возьмешь первую же! – сказал любимый мужчина. – Почему это я возьму первую? – удивилась и возмутилась я, предполагая, что меня назвали спонтанной, иррациональной и непрактичной. – Да потому что… ты же у меня везучая. – Выкрутился. Потом подумал еще немного и добавил: “Иначе я не знаю, как бы ты дожила до таких лет…” И сбежал на работу от наступающих полчищ нянь. А я начала морально готовиться к их прибытию и вспоминать, как оказалось, что мы проигнорировали путь порядочной советской семьи: ясли и детский сад перед домом.

Моя первая няня
Самая-самая первая няня у нас появилась, когда дочке еще не исполнилось и года. Тогда мы обратились в агентство по найму нянь, помощниц по хозяйству и прочих фей. Возглавляла его жена нашего знакомого, и она вручила нам пять номеров телефонов из “золотого запаса” агентства.
Тогда, когда в нашу дверь впервые позвонила няня, я открывала дверь левой рукой, придерживая плечом телефонную трубку, а правой встряхивала бутылочку с кашей. А прекрасная моя дочь Кристина изо всех сил ползла няне навстречу. За то время, что я смогла освободиться от всех аксессуаров, дочь и женщина из “золотого запаса” успели подружиться и дружили до кристининого трехлетия. На три года Валентина Михайловна стала второй мамой всем нам. Умная, тактичная, ответственная женщина, да еще и с образованием детского психолога и логопеда – это был просто клад, а не няня. Расстались мы с ней просто потому, что пришло время расставаться: Кристина росла, а мы взрослели. Валентина Михайловна оберегала нас всех, но мы, наконец, решили, что пора взрослеть и ребенку. И год назад попытались отдать дочь в детский сад.
Подбор был нелегким. В одном недешевом частном учреждении нам понравилось все, кроме детей: они были предельно вымуштрованы, вежливы и тихи. В другом детском саду воспитательницы спокойно стояли и курили в сторонке, пока их подопечные, гуляючи, пытались спрыгнуть с крыши беседки. В третьем нам сказали, что дети, воспитанные нянями, слишком изнежены, привыкли к достатку и плохо находят общий язык со спартанцами, приученными к общественным учреждениям с младых ногтей. Мы уже не помним, каким по счету стал детский сад с доброжелательными сотрудниками, в который мы все-таки определили любимого ребенка. Но прогнозы третьего детского сада полностью оправдались. Ребенок уставал, потому что дети “страшно кричали”, ребенок был “слишком умным” по мнению доброжелательных сотрудников и т.д. Через несколько недель стало ясно, что жизнерадостная наша девчонка превращается в собственную прозрачную тень. И снова ищу няню
Няня, сорт второй
И наткнувшись в газете на объявление типа “Порядочная женщина станет няней для вашего ребенка”, немедленно этой порядочной женщине и отзвонили.
Дама, пришедшая на собеседование, была немолода и представительна. Правда, была слишком ярко накрашена, а духи пахли слишком сладко, но тогда я еще недостаточно доверяла своей интуиции. В течение месяца, названного нами испытательным сроком, Валентина Петровна вела себя идеально, ребенок розовел и толстел, а в потайных углах нашей квартиры мы недосчитались пыли. Мы торжественно объявили Валентине Петровне, что она нам подходит. И расслабились. Но с этого момента новая няня начала набирать обороты, а ее духи пахли все сильнее. Я приходила домой, она смотрела телевизор: “Я включаю его только, когда идет вот этот сериал, только на один час!” А дочка начинала подробно объяснять, кто в этом сериале кого любит и кто кому продал землю. Я пряталась за усталостью от этой информации и не вникала в латинские страсти.
Потом няня начала дружить с соседями. С теми самыми соседями, которые вот уже два года пытались совать свой нос в наши дела. Мне не хотелось даже думать, что именно они обсуждают. Новая няня осваивалась все больше. Она пыталась учить меня жизни и рассказывала, как умело она устраивается в этой жизни и как ей удается опускать тех, кто ей мешает. Я тактично относилась к ее поучениям в силу ее возраста, но эти рассказы пресекала. Валентина Петровна начинала ставить вопрос ребром: “Если вам не нравится, как я работаю, вы сразу скажите!” Да нет, мне нравится, нравится, но не сплетничайте в моем присутствии!
Как оказалось, мне удалось разбудить в няне паранойю. Она начала подозревать, что я хочу ее выгнать и ничего не заплатить. Но об этом я узнала намного позже, хотя, конечно, мне следовало быть внимательнее к тому, что в сознании Валентины Петровны существует слишком много ее личных, заклятых врагов. А пока она начала готовить пути к отступлению. И однажды позвонила мне на работу и сказала, что со следующего дня на работу не выйдет: она нашла место получше и поближе к своему дому. Я, пребывая в шоке, спросила, не кажется ли ей, что она поступает нечестно, и почему бы ей не предупредить меня заранее, и не будет ли справедливым, если она проработает у нас еще две недели, пока я не найду другую няню. И тут разразилась гроза с внезапным хамским переходом на “ты”: “Я знала! Я знала, что ты мне не заплатишь, я всех соседей предупредила, что ты мне денег не дашь, но я свою копейку отсужу, никому еще не удавалось меня кинуть, я в народном суде работала! У меня муж в НКВД работал!” Я положила трубку, не дожидаясь окончания тирады, и поехала домой. Я не хотела, чтобы эта женщина оставалась рядом с моей дочкой. Получая от меня деньги, Валентина Петровна вдруг почувствовала раскаяние и со слезами сказала: “Ну, если вдруг в выходные посидеть надо будет, вы меня позовите!” Она даже снова стала обращаться ко мне на “вы”!
Няня чужая
Кипя возмущением после расставания с Валентиной Петровной, я залезла в Интернет, нашла там “черный список нянь” (http://badnyanya.aide.ru) и немедленно ее в него занесла. Но потом, углубившись в описания нянь чужих, я поняла, что нам еще повезло. Вот цитаты из списка:
“… – добрейшей души человек, контактная, доброжелательная, очень внимательна к ребенку. Очень терпелива, аккуратна, в том числе в расчетах. НО! Как обнаружилось, страдает запойным алкоголизмом. У нас работала больше полугода, все было прекрасно, сын ее любил. 2 июля, гуляя с ребенком, прямо на детской площадке няня неожиданно напилась до бессознательного состояния (возможно, водка + таблетки). Родители, будьте внимательны и осторожны! Эта няня совсем не похожа на алкоголичку, она очень любит детей. Но она не в состоянии себя контролировать и может представлять опасность для вашего ребенка”.
“С ребенком не занималась вообще, относилась как к назойливому младшему брату, не читала, не играла. Иногда хамила мне, своему работодателю. Курила постоянно. Переспала с моим сводным братом. (Семья на это отреагировала нормально, т.к. у него не было девушки, а Галя казалась очень милой, доброй, располагающая к себе, отчиму хотелось, чтобы они подружились.) Переспала с моим мужем. Муж сказал, что был сильно пьян и “просто перепутал”. Выгнала и ее, и его, чтобы не “путал”.
“Вера Павловна, тел. 546… проживает в п. Московском. В результате установки скрытой камеры выяснили, что ребенок регулярно получал снотворное, поскольку большую часть дня спал, что совершенно не характерно, всегда со сном проблемы были. Кроме того, приводился в квартиру различный народ, видимо, скучно работалось”.
“Обворовала нас, проработав у нас месяц. Брали через агентство… В предыдущей семье избивала годовалого ребенка, семья узнала об этом, поставив камеру (в агентстве от нас это скрыли). Сейчас она сидит в тюрьме, ей дали 2 года, но уже, возможно, освободили, адвокат у нее был хороший.Очень милая девушка с косичкой, да еще и детская медсестра, очень легко пойматься на ее сладкие речи о детях и воспитании”.
Няня идеальная
Прочитав все эти ужасы и поняв, что агентства, получающие за работу вознаграждение в размере одной няниной зарплаты, вовсе не гарантируют порядочность няни, я решила, что в поиске идеальной няни можно рассчитывать только на собственные силы. Я думала что уже не смогу найти няню. Я села и написала список требований. Идеальная няня должна иметь детей; быть заботливой и аккуратной; быть честной; соблюдать субординацию и с уважением относиться ко мне и моему ребенку; быть умной, но не умнее меня, чтоб не возникало различных соблазнов. С этим списком я начала обзванивать соискательниц, публикующих объявления в “Из рук в руки”. Они много говорили о своих достоинствах, но услышав сумму зарплаты, теряли к беседе интерес. И почти отчаявшись, мы дали то самое объявление с указанием той самой суммы. Примерно после сорокового звонка соискательницы я отключила телефон и стала ждать тех, с кем уже успела назначить встречи.
Самой первой к нам пришла милая жительница Молдавии (регистрация и прочие документы были в порядке). Она была в числе последних дозвонившихся, но упросила меня принять ее пораньше, чем остальных (до позднего вечера время было расписано). Мы вместе разбудили Кристину, и мне очень понравилось, как они начали вместе играть. А потом к нам шли и шли няни. Няни москвички и няни иногородние. Няни скучающие и высокомерные, и няни, слушавшиеся Кристину во всем. Я смотрела на то, как они общаются с дочкой, оценивала, оценивала, оценивала… Рисовала таблицу средних характеристик. А потом просто прислушалась к своей интуиции. Нужно ли говорить, что я взяла первую? И вот уже несколько месяцев у нас – идеальная няня.

Мария Соколова
“Российская газета” – Неделя №3533 от 23 июля 2004 г.

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • LinkedIn